Версия для печати

Виктор Шнип: «Сябраваць» – это значит: дружить

  • Вторник, 15 июня 2021 01:21

Виктор Шнип – один из ведущих современных поэтов и прозаиков Беларуси. Издал ряд сборников стихотворений, несколько книг «дневниковых романов», о которых спорят, говорят уже даже по той причине, что живут и здравствуют многие герои дневниковой прозы Виктора Анатольевича. Работает писатель главным редактором издательства «Мастацкая літаратура».

Виктор Анатольевич, в середине 1980-х годов вы учились на Высших Литературных Курсах в Москве. Что больше всего осталось в памяти из того далекого времени?

– На Высшие Литературные Курсы я поступил в 1985 году. Было самое что ни есть начало горбачёвской гласности. И тогда на лекциях часто говорилось такое, что можно было подумать, что мы слушаем «Радио Свобода», а не преподавателя советского, пусть себе и литературного, творческого ВУЗа. В писательской лавке на Кузнецком мосту в то время появились книги, которые издавались впервые после того, как авторы ушли из жизни десятки лет назад.

Помнится, как к нам, слушателям ВЛК, в общежитие приходил легендарный русский поэт Николай Тряпкин. И он говорил с нами, и он читал нам стихи, а мы ему. У меня сохранилась дневниковая запись из того времени: «25.05.1985. Семинар Станислава Лесневского. Пришел Николай Тряпкин. Лесневский читает стихи Виктора Кочеткова. Тряпкин слушает и улыбается. Сидит, опершись на тросточку. Послушали стихотворение «Сигарета». «Ничего... в России надо жить долго, а то не доживешь до публикации,»– говорит Тряпкин. Слушаем стихотворение «Встреча». Зацепились за слово «гуманизм». Спросили у Тряпкина, что он думает. Тряпкин ответил: «Всё на месте. Я напеваю, чтобы не заикаться, а не просто пою. С годами стало всё труднее говорить. Я 30 лет назад окончил ВЛК. Погода была плохая, дождь. Закупили пароходик. Учились В. Кочетов, Шундик, И. Друце, Доризо, Ю. Левитанский, М. Алексеев. Это был второй набор на ВЛК. 1955-57 годы.»

Большое яркое впечатление осталось от встречи с литературоведом, критиком и публицистом Вадимом Кожиновым. Нас, небольшую группу вээлкашников, к нему домой водил Станислав Лесневский. Вадим Валерьянович играл нам на гитаре и пел песни на стихи Николая Рубцова. Помнятся творческие вечера в ЦДЛе Булата Окуджавы, Юрия Кузнецова, Александра Градского. Словом, помнится очень и очень многое. А самое главное – 8 сентября 1986 года я познакомился со студенткой Литинститута Людмилой Рублевской, которая 24 июля 1987 года стала моей женой. Благодаря Людмиле, я посмотрел все спектакли, которые шли в то время в московских театрах. Нас, вээлкашников и студентов литинститута, пускали в театры бесплатно, и мы с Людмилой этим успешно пользовались. До встречи с Людмилой я был только раз в московском театре, а именно театре Советской Армии, куда меня вытащил из общаги сокурсник Леонидас Яцинявичус. Очень хорошо помню наши экскурсионные поездки во Владимир, Ясную Поляну и на Бородинское поле… Словом, всё было как вчера, а пролетело уже 35 лет…

– Расскажите немного о своих коллегах по вашему выпуску на ВЛК. С кем-то и сейчас общаетесь? Следите за их творчеством?

– В нашей группе я был самым младшим. Мне было 25 лет. Для некоторых я был почти сыном по возрасту, и ко мне соответственно относились. Иногда даже подкармливали, как «сына вээлка». Вообще я был в хороших отношениях со всеми. Но больше всего подружился с поэтом из Челябинска Геннадием Суздалевым. К сожалению, он уже ушёл из жизни. Мы с ним иногда перезванивались, и всё время собирались приехать друг к другу в гости, но так и не встретились после учёбы. Он долгое время был первым слушателем моих новых стихов. Благодаря ему я познакомился со многими московскими поэтами. У нас читал лекции знаменитый поэт, философ, литературный критик и литературовед Константин Кедров. Геннадий Суздалев был с ним в дружеских отношениях, и я имел возможность с Кедровым общаться не только на лекциях, но и в гостях у Геннадия. И сейчас у меня в памяти живут стихи Кедрова, которые он нам читал. Дружил я с аспирантом Литинститута Андреем Тусичишным. Он в то время усердно занимался изучением Достоевского и писал кандидатскую диссертацию. Сейчас иногда с ним переговариваемся по телефону.

В сентябре 1985 года ко мне в общежитие пришёл мой земляк, поэт Валерий Казаков. Он меня знакомил с Москвой и ее Храмами, а также с московскими писателями. Он меня познакомил с поэтом Петром Вегиным. Светло запомнился один московский вечер, когда мы, покинув кафе ЦДЛа, почти час под мелким весенним дождем шли по городу. Поэт был с молодой женщиной. И я хотел их оставить вдвоем, как это сделали наши друзья сразу же после застолья, но Петр Викторович попросил меня побыть вместе. Он всю дорогу читал свои стихи. Красивые и настоящие. На прощание подарил мне книжку с автографом…

– Кстати, вопрос всего лишь от читателя... А насколько сложно сегодня в Беларуси рассмотреть все новое, что появляется в русской литературе? Попадают ли к вам российские литературные журналы?

– С журналами по подписке проблемно. Но через интернет просматриваю, что нового написали те, с кем я был лично знаком, когда учился на ВЛК. Радуюсь успехам писателей своего поколения.

– В свое время вы, совсем юный поэт, получили престижную Всесоюзную Литературную премию имени Владимира Маяковского. Остаётся ли эта награда, отметка с высоты сегодняшнего времени знаковым для вас событием?

– Всесоюзная премия имени Владимира Маяковского и сейчас для меня очень дорога. Мне было 27 лет, и она у меня была первой. Премия была присуждена мне в 1987 году Советом Министров Грузинской ССР за книгу стихов «Гронка святла» (Гроздь света). Вручали ее в одном из театров города Кутаиси. Народу полно, душно, светло и торжественно. На сцене руководство Совета Министров, Союза писателей Грузии и, Бог его знает, кто и что, ведь всё говорится по-грузински. Меня посадили в первом ряду в зале и сказали, чтобы слушал выступления и, когда услышу свою фамилию, шел на сцену. Сижу, слушаю и боюсь пропустить свой выход. И вдруг в одном из выступлений среди незнакомых мне слов я услышал «Виктор Шнип». В зале послышались аплодисменты, и я встал и пошел на сцену, чтобы получить лауреатский диплом и медаль. Иду по сцене, а мне навстречу бежит один из писательских секретарей и по-русски говорит и машет руками: «Иди назад! Еще рано! Иди! Иди!». Рано так рано, и я повернулся и пошел назад. Не успел уйти со сцены, как в выступлении снова прозвучало мне понятное «Виктор Шнип», и в зале все встали, и я из-за аплодисментов едва услышал, как тот секретарь, который меня только что сгонял со сцены, начал звать меня обратно. И я вернулся и, получив награду, сказал в микрофон какую-то фразу по-грузински, которую мне дали заучить перед торжеством.

Вручение награды было перед нашей с Людмилой Рублевской свадьбой. Улетая в Тбилиси, обещал каждый день звонить. Не позвонил ни разу, потому что не было откуда. Меня, как лауреата, возили по всяческим мероприятиям. И хотя тогда был сухой закон, я был постоянно пьян. Вернулся в Минск за день до свадьбы. Людмила потом рассказывала, что она плакала, потому что я где-то пропал, а моя будущая теща ее утешала: «Ну Бог с ним, с этим женихом! Не плачь! Найдем другого!»

– Знаю, что в вашем творческом багаже немало переводов из национальных литератур России. Это – и переводы поэзии Рената Хариса, Зульфии Ханнановой, Мустая Карима... Чем для Вас стала эта работа?

– Для меня переводы, как путешествие по тем поэтическим местам большой России, где я не был и уже вряд ли когда буду.

– Вы участвуете активно в книжном проекте «Сябрына: поэзия народов России». Расскажите об этом более подробно. Вышло уже, по-моему, семь книг...

– В серии «Сябрына: поэзия народов России» увидели свет сборники произведений народного писателя Удмуртии Вячеслава Ар-Серги, народного поэта Чувашии Валери Тургая, народного поэта Татарстана Роберта Миннуллина, чеченского поэта Адама Ахматукаева, коллективная книга «Корни силу берегут», в которой представлены стихотворения поэтов – представителей 14 национальных литератур Российской Федерации.

В переводах лауреата Государственной премии Республики Беларусь Миколы Метлицкого вышли в серии «Сябрына: поэзия народов России» книги стихов чувашских классиков Миши Сеспеля и Юрия Семендера.

В «Мастацкай літаратуры» вышло несколько альманахов «Созвучие». Под одной обложкой соседствуют писатели Минска и Москвы, поэты и прозаики. Адам Ахматукаев и Лула Куна – из Чеченской Республики. Анварбек Култаев – ногайский писатель из Дагестана. Роберт Миннуллин и Ренат Харис – народные поэты Татарстана. Юрий Щербаков – председатель Астраханского областного отделения Союза писателей России. И многие другие литераторы большой российской литературы. А еще в альманахе – статьи, эссе, интервью, очерки, посвященные разным национальным литературам.

– Издательство «Мастацкая лiтаратура», где вы работаете главным редактором, сравнительно недавно выпустило книгу Алеся Адамовича и Даниила Гранина «Блокадная книга». Возвращение к таким книжным проектам – лучшее проявление белорусско-российской литературной дружбы. Не собираетесь ли переиздать «Брестскую крепость» Сергея Смирнова?

– В моём дневнике есть запись: «28.01.2015. Собираемся переиздать «Блокадную книгу» Алеся Адамовича и Даниила Гранина. Утром звонил в Санкт-Петербург. Дочь Марина попросила перезвонить через пару часов. Даниил Александрович, которому пошел 97-й год, сам поднял трубку и без задержек ответил на все мои вопросы. Интересуясь, на каком языке будем переиздавать «Блокадную книгу», Даниил Александрович сказал, что он не против, если со временем мы издадим и белорусскоязычный вариант…

Думаю, что со временем мы переиздадим и «Брестскую крепость» Сергея Смирнова. Эта очень нужная книга, чтобы знать то, что пережили наши деды и прадеды.

– И сегодня белорусская литература остаётся большим художественным явлением в сознании читателей Беларуси. Достаточно ли внимания к белорусской прозе, поэзии со стороны русских переводчиков? Или уже время Хелемского, Бурсова, Всеволода Рождественского, Кобзаревского и их внимания к белорусским писателя безвозвратно ушло?

– Жаль, но сегодня некогда одну из самых читаемых литератур советских республик – белорусскую – стали переводить все меньше и меньше. Если раньше в Москве в таких издательствах, как «Советский писатель», «Художественная литература», «Молодая гвардия», «Детская литература» ежегодно выходило до десятка, а то и больше книг белорусских авторов, то сегодня считанные книги писателей из Беларуси выходят в России. И я надеюсь, что это временно. В белорусской литературе сегодня, как и раньше, работает очень много талантливых писателей, которых сейчас больше издают на Западе, чем, к сожалению, в России.

Беседовал Сергей Шичко

Прочитано 7323 раз