Среда, 26 01 2022
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Литературные элементы Ренальда Кныша

  • Четверг, 26 августа 2021 11:00

10 сентября 2021 года исполнилось бы 90 лет почётному гражданину города Гродно Ренальду Ивановичу Кнышу. Прославленный спортивный педагог, заслуженный тренер БССР и СССР по спортивной гимнастике, уроженец города Копыль Минской области также проявил себя самобытным поэтом. 

В 2021 году город Копыль принимает XXVIII День белорусской письменности. В ходе многочисленных мероприятий по традиции будут воздаваться почести заслуженным людям, выходцам из здешних мест – классикам, деятелям искусства, историческим личностям. В галерее этих образов одно из мест по праву принадлежит «копыльскому гродненцу» Ренальду Кнышу, великому тренеру и неподражаемому поэту-романтику. Возможно, Р. И. Кнышу, в отличие от славы спортивной, познать настоящей литературной славы было не суждено. Тем не менее, его поэтические способности, которые он развивал на протяжении всей жизни, нельзя не отметить. Поэзия для этого человека была не просто увлечением, банальной отдушиной – она не единожды помогала выжить, придавала сил в трудные времена. Более того, сегодня в ней можно найти предчувствие целого ряда фатальных событий. Каких именно? Достаточно ввести имя «Ренальд Кныш» в графу интернет-поиска, и сразу многое прояснится. 

В биографии Ренальда Ивановича есть такой факт. В 1942-43 годах, находясь с семьёй в эвакуации, в Оренбургской области,  чтобы не сгинуть с голоду, мальчишка ловил в степи сусликов. Подолгу просиживая в засаде, постепенно начал рифмовать приходящие мысли, оттачивать слог. Совершенствуя рождаемые детской фантазией образы, слагая слова в удивительную манящую музыку, маленький Рен едва ли помышлял о славе великого тренера. А вот в дверь поэтического искусства душа ребёнка так и норовила постучаться. «Сейчас мне лишь шестнадцать лет, // Но убеждён, что я – поэт...». Вспыхнувшая однажды, страсть к поэзии трепетным огоньком горела в душе этого человека всю его жизнь. Иногда возносила в волшебные высоты, увлекала в неведомые дали; иногда становилась спасительным лучом света в сумраке житейских невзгод. 

Из всех творений на земле
Прекраснее всего
Культурный скромный человек!
Приветствую его! 

Дорожа этим человеческим качеством неслучайно, Кныш и сам был человеком скромным. Примечательно, что именно скромность поэт рассматривает в единстве с культурой, как одно из её воплощений. Спортивная борьба – с соперничеством, победами и поражениями, успех, азарт – только верхушка айсберга, парадная сторона. У жизни выделились иные, глубинные процессы, полные драматизма неоднозначные грани и полутона. Справляться с восприятием всего этого помогало не рациональное, а образное мышление, привычный сознанию литератора философский взгляд. Начав сочинять в голодные годы военного лихолетья, Ренальд Кныш отобразил в поэзии практически все этапы своего жизненного пути. 

Смотрю на прежний облик свой –
Мятежный, полный сил –
Смеясь и плача над собой,
Что так наивен был… 

При всей непритязательной простоте поэзия Р. Кныша имеет свой нерв. Этот тревожный звон натянутого нерва не покидает читателя во всех книгах тренера-поэта. Мятежный дух и христианское смирение, смех и плач, возвышенное и земное…  Свойственные романтической лирике крайности, полюса (бинарные оппозиции) стали системой координат не только для поэтического слова, но и для непростой судьбы этого выдающегося человека. 

Магистральными для творчества поэта Ренальда Кныша стали две темы – тема любви и тема Родины. Романтизм и патриотизм. Как много о человеке-творце говорит нам это сочетание! Каким же всеобъемлющим для Кныша, тренера и поэта, стал воспетый, восславленный им образ женщины! Можно предположить, что образ женщины для творчества Р. И. Кныша, подобно Софии В. С. Соловьёва, сыграл роль ключевой философской идеи. Вдохновлённый этим образом, поэт предстаёт не только философом, но и фантастом (фантастическая поэма «Небесная дева»): 

Вдруг в предвечерней тишине
Нежданно девушка ко мне,
Как будто из моей мечты,
Явилась в блеске красоты! 

Сегодня, когда душа поэта пребывает в лучшем из миров, его поэзия продолжает отстаивать общечеловеческие ценности, вечные идеалы. 

Когда я к тебе, мой народ, возвращаюсь
Из дальних краёв, совершенно чужих,
И взором с привычной картиной встречаюсь,
То словно вступаю в жилище святых. 

Родина для поэта – понятие не столько биографическое, скорее философское. Что же составляет его смысл? Чаще это люди, общество, окружение (почти библейское «мой народ»); это сердца, что бились в унисон, родственные души, нечто близкое и привычное, создающее ощущение комфорта, гармонии, умиротворения, надёжного тыла. Да, начало житейских дорог Ренальда Ивановича – небольшой городок Копыль на Минщине. Гродно же для него – место силы, магическое пространство, где дороги эти сперва стали взлётной полосой, обернувшись впоследствии колыбелью чувств. Здесь душа спортсмена и литератора, человека творческого, волевого смогла по-настоящему расправить крылья: 

Судьбой коварною гонимый,
В чужом краю томился я.
И нестерпимо в город милый
Всегда неслась душа моя. 

Туда, где жизнь совсем иная,
Где Неман медленный течёт,
Где, утешенье обещая,
Любовь покинутая ждёт… 

Только вот небо для полёта души Ренальда Кныша оставалось безоблачным далеко не всегда. Принципиально не разделяя два биографических вектора – спортивный и литературный, Р. И. Кныш говорил со своими воспитанниками и продолжает говорить с читателем дружелюбно и максимально откровенно. Несмотря на неоднозначность отношения к нему в разные годы, невозможно найти в поэзии Кныша нотки затаённой обиды, злобы, отчаяния, безысходности. Как бы тревожно не звенел натянутый нерв его слова, какой бы чёрной тучей не виделась полная испытаний на прочность действительность, любовь к жизни спасительным лучом всегда побеждала сумрак: 

Друзья! Живите веселей,
Пока цель жизни есть!
Не забывая только в ней
Про долг свой и про честь
Другим часть радости отдав,
Продлите счастья час!
И пусть весёлый добрый нрав
Не покидает вас! 

Ярким проявлением «литературных элементов» тренера-писателя Р. И. Кныша стала книга «Как делать олимпийских чемпионов» (2002). Официально это авторский учебник, методическое пособие для тренеров. Фактически – книга-завещание, книга публицистическая, серьёзная и строгая, но и в ней нашлось место поэзии, – почти все главы снабжаются ёмкими поэтическими зарисовками по существу.     

Заслуживает внимания ещё один элемент литературной жизни тренера-поэта. Это его жанровое мышление. Дело в том, что творческое наследие Ренальда Кныша характеризуется монументальностью; произведения уникальные по своим эстетическим параметрам. Излюбленной жанровой формой для Р. И. Кныша стал роман в стихах. Изданный дважды поэтический роман «Грёзы юности», к примеру, был предметом личной гордости поэта, так как своим объёмом в четыре раза превосходил «Евгения Онегина». Понятное дело, козырять объёмами написанного и изданного не принято, но здесь случай особый – спортивный. Для Кныша не было авторитетов в пантеоне классиков. С ними он состязался на равных. В адрес творчества тех, кого принято относить к великим, он мог позволить себе резкие критические высказывания. В этом весь Кныш. Играя роль ретроспективы, некоторые его объёмные романы хронологически охватывают несколько десятилетий. «Роман составлен из моих юношеских стихов. С тех пор людские нравы изменились, но я надеюсь, что многие найдут в нём отзвуки своих стремлений, грёз, метаний, заблуждений и целомудренных любовных отношений, присущих большей части молодёжи прошлого века», – написал Р. Кныш в предисловии к своему роману в стихах «Утро туманное» (2003). Благодаря гибкой композиции, стихотворные романы Р. И. Кныша универсальны; их можно воспринимать не только как целостные сюжеты, но и как сборники отдельных стихотворений, написанных в определённый период на одну тему. 

Немаловажно, что произведения Ренальда Кныша отличает региональный фактор. Например, на страницах поэмы «Мой город Гродно» мы встречаем характерные для Гродно маркеры. Это названия географических объектов (топонимы) и, конечно, имена – имена исторических личностей (Л. Заменгоф, С. Притыцкий), классиков литературы прошлого и позапрошлого столетий  (М. Богданович, В. Реймонт, Е. Карский, М. Василёк, Ф. Пестрак, А. Карпюк, В. Быков), государственных деятелей (Н. Колоцей, Г. Фомичёв, А. Дубко). Образ города Гродно для Кныша сакрально-интимный, является средоточием романтических настроений. Потому-то, взволнованно восклицая, поэт адресует ему свои искренние эмоции: 

Здесь город мой! В нём жизнь свою
Почти всю прожил я.
Хотя рождён в ином краю,
Но здесь – душа моя! 

Если не учитывать влияние классических традиций, язык поэзии Р. Кныша – это язык гродненских улиц, площадей, скверов. Это лексика, насыщенная просторечиями и словами из обихода типичного белорусского горожанина, личность которого сформировалась в середине ХХ столетия. Данный стиль языка можно назвать в равной степени как литературным, так и разговорным. Проще говоря, язык Кныша-поэта практически не отличается от языка Кныша-тренера по спортивной гимнастике. А по рассказам его воспитанниц, Ренальд Иванович любил использовать в общении, в профессиональном обиходе  цитаты из поэзии, зачастую собственной. Это ещё раз доказывает, что образ Кныша-тренера и образ Кныша-поэта неразделимы, независимо друг от друга существовать не могут. 

Пошли мне, Бог, побольше дней,
Чтоб сделать я успел
Из мук фантазии моей
Немало добрых дел. 

Можно ли назвать поэта-романтика Ренальда Кныша человеком бесхитростным, прямолинейным? Скорее да, чем нет. В среде литераторов нет-нет да и наткнёшься на подобострастие, необъективность. Ни в чём подобном Кныш не замечен; эгоцентризм, высокомерность, самолюбование не были ему свойственны. Держался со всеми ровно, по-простому. Вспоминаются его острые выступления на заседаниях общественного дискуссионного клуба «Словодром». «Книга свой век прошла», – ничтоже сумняшеся вслух размышлял о роли книги и уготованной ей судьбе наш коллега по писательской организации. Участвуя в обсуждении насущных тем, поэт не стремился и наверняка не умел юлить, сглаживать острые углы, выдавать желаемое за действительное. Иллюзии, самообман – всё это не про него. Прямота суждений также была частью его характера, а также принципиальной позицией, напоминающей поведение бесстрашного дуэлянта или благородного гладиатора. 

Надо сказать, Ренальд Иванович Кныш правильно представлял себе роль современного писателя. Понимая литературную работу не ограниченной сидением за письменным столом, охотно шёл «в народ» – встречался с читателями (в основном это были коллеги по спорту), был завсегдатаем литературных вечеров в клубе творческой интеллигенции «Грани» при областном методическом центре народного творчества. Р. И. Кныш до последнего – пока позволяло здоровье – вёл непосредственный диалог с людьми. Как литератор, культурный и общественный деятель он понимал, что только таким способом можно уловить дух времени, ощутить его пульс. Не успели мы оглянуться, как времена изменились, сменилась эпоха. Пришли другие нравы, другие кумиры… Неизменной осталась самая главная ценность – человеческая жизнь. И этот тезис прозвучал в поэзии Р. И. Кныша лейтмотивом: 

Чем дольше я теперь живу,
Хочу тем больше жить!
Смотреть на небо, на траву,
И думать, и творить!

Я жизнь люблю, я ей молюсь,
Храню и берегу,
И этой радостью делюсь –
Иначе не могу! 

Ренальду Кнышу было уготовано судьбой сполна вкусить славы, народной любви, а также познать обратную их сторону. Его поэзия не всегда достаточно изящна и напевна, порой грешит формальным несовершенством. Но её ценность в другом, – она выглядит неким таинственным предзнаменованием драматических событий в судьбе автора. Пускай Р. И. Кнышу не досталось литературной славы, со многими писателями его сближает пережитое: травля, гонения, мучительные скитания, горечь и боль… Именно это, как мне кажется, делало его поэтом в полном смысле слова. Сегодня можно констатировать: если работа Кныша-тренера была направлена на воспитание настоящих спортсменов, то творчество Кныша-поэта адресовано настоящему человеку. 

Говорят: если можешь не писать – не пиши. Он не мог иначе. Направляя свою израненную душу к божественным высотам, не мог не писать. Не мог не любить, как родной, этот город на крутых берегах Немана; очарованный им однажды, был вдохновляем этим городом в течение всей жизни. Вторая её половина выдалась для Ренальда Кныша тяжёлым испытанием, своего рода расплатой за успех. К этому времени пожилого человека с подорванным здоровьем публичность стала тяготить. Мечты Р. И. Кныша о вожделенном покое, увы, так и не сбылись. Утомлённый шумом вокруг собственного имени, в последние годы он не любил давать интервью, – в своей поэзии он всё сказал.

 

Дмитрий Радиончик,

Гродно 

Фото автора

 

ДЛЯ СПРАВКИ 

Ренальд Иванович Кныш (1931-2019) родился в г. Копыль Минской области. Заслуженный тренер БССР и СССР. Среди его воспитанниц олимпийская чемпионка 1964 года Елена Волчецкая, чемпионка СССР Тамара Алексеева и четырёхкратная олимпийская чемпионка Ольга Корбут. Разработал 30 новых элементов в спортивной гимнастике, в том числе сальто на бревне и «Петлю Корбут» на брусьях. Первой исполнительницей этих и многих других элементов стала воспитанница Р. Кныша Ольга Корбут, триумфатор Олимпийских игр в Мюнхене 1972 года.

Ренальд Кныш автор книг: «Избранное» (2001); «Как делать олимпийских чемпионов» (2002, 2014); «Утро туманное» (2003); «В тени спорта» (2007); «Мой город Гродно» (2008, 2015); «Небесная Дева» (2013); «Грёзы юности» (2015, 2016). Член Союза писателей Беларуси. Почётный гражданин города Гродно.

Прочитано 680 раз
Другие материалы в этой категории: « Патэнцыял новага прачытання