Воскресенье, 09 05 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Литература и искусство в орбите научных интересов К.И. Сатпаева  

  • Понедельник, 12 апреля 2021 18:42

Б.Б. Мамраев, доктор филологических наук, профессор, Нур-Султан, Казахстан, С.В. Ананьева, кандидат филологических наук, доцент, заведующая отделом международных связей и мировой литературы Института литературы и искусства имени М.О. Ауэзова КН МОН РК, Алматы, Казахстан.

«К какой бы сфере не обращалась научная и общественная мысль К.И. Сатпаева, повсюду он распространял передовые идеи, вносил мощный импульс таланта и энергии, одухотворенности и организованности», – так высоко Первый Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев оценил личность и масштаб президента Академии наук Казахстана, стоявшего у истоков ее создания, академика К.И. Сатпаева [1, с. 3]. Ш.К. Сатпаева в книге «Свет очага», которая открывается важнейшим высказыванием Н.А. Назарбаева о К.И. Сатпаеве, цитирует одного из близких друзей К.И. Сатпаева – академика АН КазССР А.Б. Бектурова. «Каныш Имантаевич был выдающимся организатором науки, активным общественным и государственным деятелем. Он оставил глубокий след в становлении и развитии всех отраслей науки в нашей республике, вложил много сил и энергии в организацию химической науки и химической промышленности в Казахстане» [1, с. 151].

Энциклопедические знания во многих областях науки, в казахском фольклоре, литературе, истории, культуре поражали современников Каныша Имантаевича Сатпаева. О художественно-поэтическом мире казахского народа его первый печатный труд – статья «Обаган» в газете «Қазақ тілі» (13 декабря 1923 года). Статья подписана псевдонимом Байшуак, что означает, уточняет Шамшия Канышевна, «Богатосвет» – «псевдоним с глубоким смыслом в поэтическом обрамлении. Закономерно и примечательно то, что первый печатный труд будущего академика связан именно с художественным поэтическим миром – с казахской песенно-музыкальной культурой» [2, с. 401]. К. Сатпаев записал песню, перевел ее текст на русский язык, передал известному собирателю и исследователю казахской музыки А.В. Затаевичу.

В Москве под редакцией и с Предисловием К.И. Сатпаева выходит научное издание эпоса «Ер Едиге» (1927). В Предисловии «я старался, (цитирует письменное высказывание своего отца Ш.К. Сатпаева. – Б.М., С.А.) сколько возможно, осветить историю собирания и опубликования рассматриваемого варианта “Сказания об Едиге”, значения его для языковедения, литературы и истории, сравнение образов исторического и фольклорного Едиге в варианте рассматриваемого Сказания, сопоставление ряда фактов и эпизодов, упоминаемых в Сказании, с историческими фактами, равно как старался дать анализ образа фольклорного Едиге (а не исторического Едиге, как о том специально подчеркнуто в тексте Предисловия) – как образа положительного героя в устном народном творчестве казахов» [2, с. 404].

Научное издание эпоса «Ер Едиге» в Москве под редакцией и с Предисловием К.И. Сатпаева было высоко оценено специалистами за обстоятельный анализ произведения и современно написанное Предисловие, отличающееся систематизацией, логически стройной композицией. «Сказания и другие формы народного творчества, как нам думается, важны для науки в трех отношениях: 1) в них имеется много слов, которые бытовали раньше в казахском языке и стали забываться в жизни последующих поколений. Знание этих слов ценно для изучения словарного фонда и дальнейшего развития языка; 2) стихотворные разделы народных сказаний обычно отличаются мастерством и орнаментальностью. В отношении образности, доходчивости и выразительности некоторые из стихотворных форм устного творчества могут быть положительными примерами для многих наших современных акынов. Это важно в литературном отношении. Кроме того, без сбора и внимательного изучения устного народного творчества невозможно полное и правильное решение вопросов формы и путей дальнейшего развития казахской литературы; 3) в произведениях устного народного творчества отображаются быт, сознание и обычаи прошлых периодов, что ценно для истории» [1, с. 61].  

Стиль К.И. Сатпаева, автора Предисловия, логичен, последователен, точен и конкретен.

В научных трудах К.И. Сатпаева содержатся высказывания о Чокане Валиханове, Абае Кунанбаеве, Ибрае Алтынсарине, Жамбыле, Алишере Навои, Рудаки… Пишет выдающийся ученый о «Лейли – Меджнун», «Фархат и Шырын» и о филологическом наследии Михаила Ломоносова. Литература и искусство входили в орбиту научных интересов академика К.И. Сатпаева.

Многие труды К.И. Сатпаева создавались на стыке наук и отражали взгляды ученого-геолога на проблемы их развития, в том числе и в гуманитарной сфере. Представляют большой научный интерес его исследования «Казахские сказки и прибаутки», «Прежние казахские игры», «О национальном театре Казахстана», «Выдающееся произведение казахской советской литературы» (о романе-эпопее М.О. Ауэзова «Путь Абая»), «Ломоносов – основоположник отечественной науки» и другие.

К. И. Сатпаев ставит проблему поисков жанрового многообразия, многоплановости казахского театра, роста профессионального мастерства, создания казахского балета. В годы Великой Отечественной войны пишет о необходимости стенографической записи сказаний Мурун жырау (Сенгирбаева).

 Сохранилась переписка К.И. Сатпаева и В.И. Вернадского, первого Президента Академии наук Украины, действительного члена Академии наук СССР. Руководство Томского университета, который закончил К.И. Сатпаев, бережно хранит документы, связанные с периодом его студенчества. Институт литературы и искусства имени М.О. Ауэзова совместно с Генеральными Консульствами Украины и России к 150-летию со дня рождения В.И. Вернадского провели в Доме-музее М.О. Ауэзова Международный «круглый стол», участники которого неоднократно вспоминали, что именно В.И. Вернадский рекомендовал президенту Академии наук СССР В.Л. Комарову геолога К.И. Сатпаева на должность президента Академии наук КазССР.

Находясь в годы Великой Отечественной войны в Боровом, В.И. Вернадский не только работает над рукописями своих книг – завершает «Биосферу» и начинает «Ноосферу» (22 июля Боровое – 15 декабря 1943 г., Москва), но и принимает активное участие в подборе и расстановке руководящих кадров. Именно по его инициативе, вспоминает первый президент телерадиокомпании «Мир» Г.М. Шалахметов, не в Томск, а в Боровое в 1941 году был эвакуирован основной состав Президиума АН СССР.  

Президент Академии наук СССР Владимир Комаров написал представление в Правительство КазССР об организации Академии наук Казахской ССР. 1 июня 1946 года Академия наук КазССР была создана. Претендентов на должность президента было много, но В. Комаров помнил ответ Вернадского: «Только Сатпаев». В июле 1946 года первым Президентом Академия наук КазССР избран К.И. Сатпаев. В.И. Вернадский к этому времени уже ушел из жизни. Но остались его уникальные научные труды, в которых и проявился дар научного предвидения.

«Там, в Боровом он дописывает свою книгу “Биосфера”, – читаем у Гадильбека Минажевича. – Вот эти строки: … “Мы должны на каждом шагу считаться во всех наших построениях с теми изучениями передачи состояний, которые являются для нас формами энергии. В зависимости от формы излучений, в частности от длины их волн, они будут нам проявляться как свет, теплота, электричество – будут различным образом менять материальную среду, нашу планету и тела, ее составляющие. Огромна область таких излучений. Она охватывает сейчас около сорока октав. И лишь одной октавой является видимая часть солнечного спектра” [3, с.107].

Центральным понятием лингвополитической персонологии является языковая личность политика или ученого, отраженная в созданных ею текстах. Важно раскрыть идиостиль ученого, доминанты и константы его текстов, что находит отражение в порядке их создания; обратить внимание на стилистическое своеобразие его трудов, стиль его высказываний, суждений с применением оценочной лексики.

Обратим внимание, как актуальны высказывания К.И. Сатпаева и сейчас, в веке ХХI: «С каждым днем возрастает власть человека над природой. Огромную роль в усилении этого могущества играет наука. Школа – начало всех начал, отсюда лежит путь не только на поля и в цеха, не только в искусство, но и в лаборатории ученых, здесь рождаются наклонности будущих Менделеевых и Ломоносовых. Как важно помнить, что сегодняшним ученикам предстоит завтра раскрывать тайны земных недр, летать в новые миры, создавать и осваивать совершенную технологию производства! Важно помнить это и тем, кто пишет учебники и составляет программы и планы, и тем, кто учит. Во всех достижениях науки Казахстана, как всегда, огромное, можно сказать, основополагающее значение имела и имеет начальная и средняя школа. Именно она призвана развивать у нашей молодежи чувство высокого патриотизма, неугасимую любовь к труду и творческим дерзаниям, пытливый ум и неутолимую жажду к знаниям, к проникновению в тайны природы» [4, с.6].

          С гордостью дочь ученого, доктор филологических наук, профессор Ш.К. Сатпаева рассказывала нам и оставила свои воспоминания о том, что «широко известна научному миру находка К.И. Сатпаевым каменного памятника с надписью о втором походе Тамерлана (1336 – 1405) в Дешти-кыпчак, в казахскую степь в 1391 году. Найденная К.И. Сатпаевым плита на вершине горы Алтын Шоку, близ Улутау, находится в Эрмитаже в городе Санкт-Петербурге» [1, с.64]. Бережно хранят ученики в своих домашних библиотеках книги Учителя, повествующие об истории семьи, с дарственными надписями и автографами…

Составляя пятитомное собрание сочинений Ш.К. Сатпаевой, мы включили в четвертый том статью отечественного литературоведа «Академик К.И. Сатпаев о литературе и искусстве», автор которой уточняет: «В наследии К.И. Сатпаева по общественным, гуманитарным наукам большую, важную часть составляют труды о культуре, литературе и искусстве [2, с.399].

Ш.К. Сатпаева систематизировала сведения, касающиеся трудов К.И. Сатпаева по литературе и искусству. Посетив в 1927 году юбилейный концерт и спектакль, посвященные открытию в Кызылорде первого казахского национального театра 13 января 1926 года, в ту пору инженер К.И. Сатпаев пишет статью «О национальном театре Казахстана», в которой, по авторитетному мнению член-корреспондента АН КазССР Б.Г. Ерзаковича, дает «профессиональный анализ достоинств и недостатков работы актерской труппы. Статья поражает удивительным проникновением автора в суть и значение театрально-музыкального искусства, намечает его задачи и пути развития». Написанная на казахском языке, статья «удивительно проблематична…, язык красочен…»  [1, с.65], – дополняет оценку Бориса Григорьевича Ш.К. Сатпаева.

К.И. Сатпаевым воссозданы и таким образом сохранены для потомков портреты молодых исполнителей и актеров Амре Кашаубаева, Исы Байзакова, Калыбека Куанышбаева, Курманбека Жандарбекова и других. Амре Кашаубаев исполнил на вечере широкие, задорные, привольные народные песни (именно в такой последовательности подбирает эпитеты К.И. Сатпаев. – Б.М., С.А.). Избранное Амре Кашаубаевым исполнительское направление должно быть продолжено, поскольку старинные песни «Канапия», «Жанбота», «Сырымбет», «Алты басар», «Топайкөк», «Шама» являются «мелодиями, созданными в период, когда народ свободно, привольно дышал чистейшим прозрачным воздухом своих бескрайних степей, потому что в них полно чувств достоинства, воли, свободы, красоты и смелости» (цитата из статьи К.И. Сатпаева опубликована в переводе на русский язык Ш.К. Сатпаевой. – Б.М., С.А.) [1, с.65]. Эта одна из первых оценок исполнительского мастерства А. Кашаубаева, с которым Каныш Имантаевич был лично знаком. Встречались они в Семипалатинске, Кызылорде, Москве.

Уникально дарование, творческие, самобытные достоинства и исключительный талант Исы Байзакова, с которым К.И. Сатпаев познакомился, будучи учителем в аульной школе и народным судьей: «В сценическом исполнении “Речитатива размышлений” Исы публика, возможно, видит образы жырау Асанкайгы, Бухар». К.И. Сатпаев предвосхитил оценку исполнительского мастерства И. Байзакова, данную впоследствии Б.Г. Ерзаковичем и Е.Г. Брусиловским.

Статья К.И. Сатпаева «О национальном театре Казахстана» (1927) – первая статья о деятельности единственного казахского национального театра в Кызылорде. Театр, по убеждению К.И. Сатпаева, не только зеркало жизни народа, но и «концентрация богатств, хранитель культурных ценностей, традиций народа» [1, с.72]. Высоко ценит К.И. Сатпаев руководство национальным театром мастера, по-настоящему любящего театр, мужественного и уважаемого человека Жумата Шанина, первого казахского режиссера, драматурга и актера. После исполнения К.И. Сатпаевым, «прекрасным знатоком и хорошим исполнителем баянаульских песен», 25-ти казахских песен они вошли в сборник «500 казахских песен и кюйев», составленный известным исследователем казахского музыкального искусства А.В. Затаевичем. Русский ученый-этнограф акцентирует внимание на том, что молодой инженер – «прекрасный знаток и хороший исполнитель баянаульских песен, давший для настоящего сборника ряд очень ценных сообщений не только в области напевов и мелодий, но и текстов, и снабдивший последние русскими переводами» [2, с.406].

Вслед за Ш.К. Сатпаевой верим и мы в то, что, возможно, уникальное исполнение К.И. Сатпаевым казахских песен, его переводы когда-нибудь будут найдены в архивах и музеях России, что «обогатило бы национальную культуру, литературу и искусство» [1, с.75].

В 1915 году на одном из поэтических вечеров в Семипалатинской учительской семинарии, программа которого сохранилась, Каныш Сатпаев читал стихотворения Абая Кунанбаева. В Томске, в период учебы в технологическом институте студент К. Сатпаев изучает историю, литературу и искусство родного народа, создает научный кружок по изучению культуры народов Востока, организует литературные вечера, на которых звучат фактически впервые за пределами Казахстана казахские лирические песни, стихотворения М. Жумабаева.

К.И. Сатпаев высоко ценил научную, творческую и общественную деятельность А.В. Затаевича, проделавшего «колоссальную работу по сбору казахских народных песен и кюйев (инструментальных произведений)». Супруга А.В. Затаевича – Надежда тепло поздравила К.И. Сатпаева с избранием Первым президентом Казахской Академии наук: «Лучшего выбора и предложить нельзя было: высококультурный, образованный, воспитанный, словом, arbiter elegantiarum, каким Вы мне показались при первом нашем знакомстве, Вы вполне заслуживаете это звание и уверена всесторонне его оправдаете с Вашим обаянием, доброй душой и деликатным подходом к людям. 4 июня 1946 года» [1, с.88].

Стиль работ К.И. Сатпаева о литературе и искусстве становится образным, возвышенным, поэтическим. Поэтично, в контексте сохранившейся легенды запечатлевает К. Сатпаев красоту озера Жасыбай. Стиль молодого автора характеризуется логичностью, последовательностью, образностью. «… Озеро Жасыбай не просто чудо природы, с ним связана старинная легенда… Когда наши предки сражались за свою землю с джунгарами, особенно много крови было пролито в здешних окрестностях. Эти места не раз переходили из рук в руки. Говорят, озеро когда-то называлось Шойын по имени джунгарского богатыря, которому была доверена охрана этих краев. Но однажды, – продолжает далее К. Сатпаев, – казахский батыр Жасыбай, победив на поединке Шойына, отобрал озеро. Обозленный джунгар замыслил отомстить и, по-воровски пробравшись в стан соперников, злодейски убил спящего Жасыбая и его преданного друга Кийк-батыра. Совершив это злодеяние, коварный Шойын бежал из наших пределов. А озеро с той поры называется Жасыбай. Так ли это было на самом деле или иначе – трудно сказать. Во всяком случае, старики по сей день показывают могилы Кийка и Жасыбая у тропы между озером и станцией…» [1, с.46].

К редким и практически забытым работам К.И. Сатпаева относит Ш.К. Сатпаева его статьи на казахском языке, отпечатанные арабским шрифтом – «Казахские загадки и прибаутки», «Прежние казахские игры».

По воспоминаниям Ш.К. Сатпаевой, «в доме отца была большая библиотека, где кроме книг и журналов по точным наукам, много было собраний сочинений классиков мировой, восточной, западной и казахской литератур» [1, с.122]. К.И. Сатпаев знал наизусть поэзию Гете, цитировал роман в стихах «Евгений Онегин» А.С. Пушкина, любил поэзию М.Ю. Лермонтова и Ф.И. Тютчева. Активно публиковался К.И. Сатпаев на страницах республиканских изданий по литературе и искусству, в его трудах «есть многочисленные слова, эпитеты и сравнения, стихи и пословицы-поговорки, крылатые фразы, которые требуют специального изучения» [2, с.407]. 

Высоко ценил К.И. Сатпаев многогранную деятельность М.В. Ломоносова, так как считал, что русская наука в лице М.В. Ломоносова впервые вышла на мировую арену. «М.В. Ломоносову по энциклопедичности знаний и разносторонности научной деятельности принадлежит одно из первых мест в истории науки и культуры всего человечества. … Ломоносов был первым русским ученым. В нем с необычайной силой и выразительностью открылись те характерные особенности русского научного гения, которые впоследствии проявились в Н.И. Лобачевском, Д.И. Менделееве, П.Н. Лебедеве, И.П. Павлове, К.Э. Циолковском, И.В. Мичурине и других выдающихся представителях отечественной науки. Глубокий патриотизм, безграничная любовь к своему народу, постоянное стремление всячески содействовать экономическому и культурному прогрессу Родины были основной движущей силой многосторонней деятельности Ломоносова как и других выдающихся ученых великого русского народа» [5, с.265].

Систематизируя и обобщая вклад М.В. Ломоносова в российскую науку, К.И. Сатпаев называет его знатоком русского языка, реформатором стихосложения: «… Ломоносов был ученым в поэзии и искусстве, поэтом и художником в науке» [5, с.272]. Его стихотворения – редкий вид высокой научной поэзии, сопоставимые с поэмой Лукреция «О природе вещей». Свободное сравнение и сопоставление с шедеврами мировой мысли говорит об энциклопедичности образования К.И. Сатпаева, широте его кругозора. «Стихи о звездном небе, небесных светилах, о северном сиянии рисуют подлинно научную картину этих явлений», – резюмирует казахский ученый.

Воспитанный на сокровищнице казахского фольклора и литературы, К.И. Сатпаев в статье «Выдающееся произведение казахской советской литературы», являющейся одной из первых публикаций о романе М.О. Ауэзова «Путь Абая», называет роман-эпопею исключительным явлением в казахской литературе «по широте охватываемого круга тем, глубине и мастерству их художественной разработки» и огромным по ценности научным трудом, который будет привлекать внимание специалистов самых разнообразных отраслей науки.

Как о талантливом писателе и крупнейшем исследователе пишет академик К.И. Сатпаев о выдающемся прозаике и ученом М.О. Ауэзове, который «посвятил многие годы своей творческой жизни собиранию, изучению и художественному обобщению многочисленных материалов, относящихся и непосредственно к личности великого казахского поэта-гуманиста Абая Кунанбаева, и к людям, окружавшим его, и к эпохе в целом, в которой жил и творил этот великий сын казахского народа» [6, c.304]. Стиль Каныша Имантаевича в его исследованиях по литературе и искусству изящен и отточен. Именно ему принадлежит характеристика романа-эпопеи «Путь Абая» как подлинной энциклопедии «всех многогранных сторон жизни и быта казахского народа во второй половине ХIX века». Это яркое и точное определение переведено на многие языки мира.

Судя по сохранившейся части письма К.И. Сатпаева – М.О. Ауэзову от 9 марта 1925 года, написанного им еще в студенческие годы, многие факты по истории восстания Кенесары Мухтар Омарханович мог использовать при написании драмы «Хан Кене». Более того, сохранившаяся часть письма – «одно из ценных свидетельств их творческих взаимоотношений, человеческих дружественных связей» [1, с.51].

Эпическое полотно М.О. Ауэзова охарактеризовано как исключительное явление в литературе казахского народа «по широте охватываемого круга тем, глубине и мастерству их художественной разработки» [6, c.304]. Более того, роман имеет огромное научно-познавательное значение, представляя, по сути, «и огромный по ценности научный труд». К.И. Сатпаев развивает и конкретизирует свою мысль далее: «Мимо этой книги не пройдет ни один историк, изучающий прошлое казахского народа; ученый-филолог почерпнет из него богатый материал как из области фольклора, так и из области формирования и становления казахского литературного языка; ученый-этнограф найдет здесь интереснейшие детали жизни и быта, ныне уже ушедшие в прошлое; главы романа, посвященные описанию охоты с беркутом на лисиц, свадебных и поминальных обрядов у казахов, обстановки и картин суда биев, могли бы явиться, каждая в отдельности, законченной научной работой в этнографическом отношении; ученые-экономисты получат яркую и правдивую картину структуры скотоводческого хозяйства Казахстана ХIХ века, своеобразных форм классовой борьбы в нем; ученые-юристы почерпнут здесь ценнейшие сведения о правовой жизни степи – от шариата до суда биев и т.д.» [6, с.307].

К.И. Сатпаев раскрывает жанровое своеобразие романа, верно называя его произведением историческим. «Все богатство исторического и социального материала облечено в романе “Абай” в высокохудожественную форму. … Мастерски обрисованы автором все основные вехи роста и становления могучего таланта Абая. … Романтически приподнятые эпизоды юношеской любви Абая, его поэтических мечтаний и творческих подъемов только подчеркивают глубокий реализм романа. Богатство и образность языка романа поистине изумительны. Язык самого Абая лаконичен, силен, выразителен, афористичен, созвучен бессмертным изречениям народной мудрости» [6, c.305].

Академик и первый президент Академии наук Казахстана К.И. Сатпаев словно передает эстафету нам и последующим поколениям литературоведов и критиков, уверенный в том, что роман-эпопея М.О. Ауэзова «еще много раз будет исследоваться…».

12 апреля 2019 года научная общественность Казахстана «отметила 120-летие со дня рождения первого президента Академии наук Казахстана, выдающегося ученого-геолога Каныша Имантаевича Сатпаева. Международные научные конференции состоялись в Алматы, Нур-Султане, других городах республики. Масштабность личности, энциклопедические знания во многих областях науки, казахского фольклора, литературы, истории, культуры поражали современников первого президента Академии наук Казахстана, академика, выдающегося геолога Каныша Имантаевича Сатпаева» [7, с.127].

Перед современными учеными стоят задачи систематизации огромного научного наследия К.И. Сатпаева, фундаментальных исследований о его вкладе в развитие производительных сил и науки, в историю геологии.   

Академик Д.С. Лихачев образно видел кабинет современного ученого как отражение всей окружающей его действительности, современной и прошлой. Таким был и кабинет выдающегося ученого-геолога и организатора науки К.И. Сатпаева. Если в конце исследования не видно начала следующего – значит, оно не доведено до конца. Так, вслед за академиком Д.С. Лихачевым мы можем сказать и о первом президенте Академии наук Казахстана К.И. Сатпаеве. В его научных трудах по многим отраслям гуманитарного знания в том числе определены перспективы дальнейшего изучения многих направлений отечественного литературоведения и искусствознания на долгие годы вперед.

Б.Б. Мамраев, доктор филологических наук, профессор, Нур-Султан, Казахстан.  

С.В. Ананьева, кандидат филологических наук, доцент, заведующая отделом международных связей и мировой литературы
Института литературы и искусства имени М.О. Ауэзова КН МОН РК, Алматы, Казахстан

 

Литература

 

  1. Сатпаева Ш.К. Свет очага. – Алматы: Издательский дом «Казахстан», 1999.
  2. Сатпаева Ш.К. Академик К.И. Сатпаев о литературе и искусстве // Сатпаева Ш.К. Собрание сочинений в V-ти т. Т. IV. Веяние времени. – Астана: Елорда, 2010. – С.399-407.
  3. Шалахметов Г. «Сорок октав ноосферы» или «В.И. Вернадскому – 150 лет» // Шалахметов Г. В пустыне каждый на виду. Дневниковые стихи. – Алматы: Sadvakassov design, 2013. – С.106-112.
  4. Сатпаев К.И. Школа и время // Сатпаев К.И. Избранные статьи о науке и культуре. – Алматы: «Наука» Казахской ССР, 1989.
  5. Сатпаев К.И. М.В. Ломоносов – основоположник отечественной науки // Сатпаев К.И. Избранные статьи о науке и культуре. – Алматы: «Наука» Казахской ССР, 1989.
  6. Сатпаев К.И. Выдающееся произведение казахской советской литературы // Сатпаев К.И. Избранные статьи о науке и культуре. – Алматы: «Наука» Казахской ССР, 1989.
  7. Ананьева С.В. Фольклор, литература, театр, музыкальное искусство в научных исследованиях Каныша Сатпаева // Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. – 2019. – №20. – С.127-129.

 

Прочитано 490 раз