Воскресенье, 17 10 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Круглый стол. Белорусская книга должна быть для нас приоритетом

  • Среда, 03 февраля 2021 10:59

«Кнігі — сябры. // Іх кідаюць перш за ўсё: // Яны цяжкія, // Як дзесяць вазоў з цэглай...» — когда-то начинал Владимир Короткевич свое поэтическое рассуждение о книгах... Утверждая: чтобы спасти не только тело, но и душу, человек при первой возможности тратил последнее, чтобы обновить домашнюю библиотеку…

Когда началась мировая пандемия, эпоха изоляции и карантинов, многие начали говорить: ну вот, теперь, перестав посещать клубы, торговые центры и «зависать» в кафе, люди должны вернуться к книге! Она же лучший собеседник и спасение от грусти! А скептики повторяли то же, с чего начинается стихотворение Короткевича: человечеству не до книг и пополнения домашних библиотек.

А как происходит на самом деле? Об этом мы рассуждаем с заместителем генерального директора Национальной библиотеки Беларуси по научному и издательскому делу Алесем Сушей и директором магазина «Академическая книга» Ольгой Глуховской.

О кризисе мировой книжной торговли

О. Глуховская: К сожалению, весь прошлый год мы наблюдали спад продаж, особенно в апреле-мае, тогда снижение было около 40 процентов. Тем не менее наш коллектив выстоял, ситуация стала выравниваться, но наверстать упущенные продажи было очень сложно. Сказался и экономический кризис, который затронул все страны. И по итогам года спад продаж в нашем магазине — около 15 процентов. От коллег знаю, что такое явление затронуло основную часть книжных магазинов, включая интернет-торговлю. Некоторые интернет-магазины даже переключились с книг на продукты питания. Это связано и с тем, что российские издательства сократили выпуск продукции. Но поскольку «Академическая книга» больше ориентируется на белорусские издания, у нас ситуация лучше. Белорусские издательства, в первую очередь государственные, такие как «Беларуская навука», «Звязда», «Мастацкая літаратура», «Беларусь», «Беларуская энцыклапедыя імя Петруся Броўкі» — выпустили много новинок, и благодаря им магазин неплохо поработал.

А. Суша: Ситуация не очень радостная во всем мире. Даже если взглянуть на Россию — а так исторически сложилось, что она является основным партнером Беларуси в книготорговле. Уже весной там был тотальный кризис в этой сфере. В марте руководство Российского книжного союза обратилось к правительству с просьбой о помощи, так как у них ожидались большие потери в сфере книжной торговли. Получилось гораздо больше. Весной в России были закрыты многие книжные магазины, сначала якобы на короткое время, потом это продолжилось. Осенью было видно, что никакие электронные формы торговли не способны компенсировать потери в продажах физических. Тем более не наблюдалось облегчения для книготорговой сферы, не были уменьшены арендные выплаты. Ведь считается, что книга — не товар первой необходимости, серьезные дотации были направлены на другие товары.

Л. Рублевская: Но говорят, что вырос спрос на электронную книгу, а в России этот рынок очень развит...

А. Суша: Действительно, в мире есть тенденция роста спроса на электронные книги либо электронной торговли физическими изданиями. Но он не настолько стремителен, чтобы компенсировать потери. Вы же видите новости, в той же Франции, Италии — сплошь закрытые книжные магазины. Когда летом их пытались открыть, появились очень жесткие ограничения — на количество людей, которые могут в магазине находиться, на способы выкладки продукции. А еще убытки в связи с ростом цены на бумагу, с таможенными процедурами, с ограничениями на международную торговлю, сложностями с логистикой из-за закрытия границ.

О. Глуховская: Мы потеряли в безналичных продажах — меньше стали закупаться у нас организации, библиотеки. Часть организаций ликвидировалась либо сократила расходы. Перестали у нас приобретать и корпоративные подарки, ведь конференции и семинары начали проходить в онлайн-формате. Но главное, подтвердилась наша стратегия — прежде всего работа с белорусскими издательствами, сбор малотиражных изданий, напечатанных не в Минске, аккумулирование их на полках нашего магазина. Я считаю, что именно белорусский производитель и может нам помочь выдержать эту ситуацию. Интерес к белорусской книге у наших покупателей достаточно высок.

Об автограф-сессиях во время пандемии

О. Глуховская: Наши покупатели сегодня не готовы к такому жесткому изменению формата. Конечно, на какое-то время мы приостановили в магазине наши прекрасные встречи с авторами. Но люди адаптируются потихоньку к той ситуации, в которой оказались, и с соблюдением всех мер безопасности встречи время от времени проводим. Первая такая была в июне, нас очень благодарили и те, кто пришел, и те, кто читал об этой встрече в интернете. Всем хочется вернуться к привычной жизни. Сегодня у нас реализовалась интересная идея. Началась с рождественской распродажи книг с автографами авторов. А сегодня в магазине организована на постоянной основе полка книг с автографами белорусских писателей, что тоже как-то компенсирует отсутствие живых встреч.

Л. Рублевская: Писатели с горя активно пошли в сеть, поназаписывали видеороликов, в которых озвучивают свои произведения. Присоединились к этому тренду и библиотеки. Книжные блогеры активизировались...

А. Суша: Очень многие наши мероприятия — конференции, круглые столы, презентации, чтения и другие — перешли в виртуальную форму. Из-за этого удалось не только провести противоэпидемические мероприятия и важные запланированные заранее акции, но и сохранить аудиторию. Более того, сочетание реальных и виртуальных форм работы привело к появлению многих новых контактов и проектов. Например, количество просмотров международных книговедческих чтений, которые проходили с прямой трансляцией на YouTube и социальных сетях, за неделю перешло в десятки тысяч. В прошлом году мы проводили конкурсы буктрейлеров, онлайн-презентации, реально-виртуальные семинары и круглые столы. Могу упомянуть резонансный конкурс постеров и эссе для школьников, посвященный юбилею Рыгора Бородулина, а также абсолютно уникальный конкурс чтецов стихотворных работ Владимира Дубовки. Да, на последний из названных конкурсов мы получили более 880 (!) видеоработ со всех уголков Беларуси и из-за рубежа, участниками были любители и профессионалы в возрасте от пяти до 85 лет. Поверьте, это исключительный результат.

Л. Рублевская: А изменились ли читательские интересы и влияет ли на них такая вот работа с автором?

О. Глуховская: В нашем магазине охотно покупают все, что касается краеведчества, истории Беларуси. Книга о рисунках и чертежах Януша Радзивилла издательства «Беларусь» разошлась, востребован альбом того же издательства о Наполеоне Орде, подготовленный Алесем Сушей. Очень хорошо раскупалось пятитомное издание по истории белорусской государственности издательства «Белорусская наука», правовая литература. Но любая книга, поступающая в магазин, должна получить свой анонс, свою долю внимания. И автограф-сессии — очень хороший способ.
Про электронные книги

Л. Рублевская: А вот обычный книжный магазин, вроде «Академкниги», может параллельно с бумажной продукцией торговать электронными книгами?

О. Глуховская: Электронную книгу должен предлагать издатель. Сегодня единичные издательства выпускают электронные книги. Нам они не предлагают механизм продаж. Ну и что меня не устраивает на мировом рынке электронных книг — нет демпинга цен. Разница между стоимостью электронной и бумажной книги может составлять один-два евро. Это менее пяти процентов от стоимости книги. У нас книга печатная может стоить около десяти — двадцати долларов, а электронная — три-пять.

А. Суша: Несколько издателей пробовали у нас заниматься торговлей электронной книгой, но не скажу, чтобы очень успешно. Некоторые передавали право на продажу книг своих авторов зарубежным книготорговым электронным площадкам, но в итоге не были удовлетворены. Наши авторы не очень хорошо там продаются, так как белорусскую книгу отыскать там среди прочего трудно. Нет у нас ни обязательного бесплатного экземпляра электронных изданий, нет электронной Национальной библиотеки.

Л. Рублевская: У нас нет и культуры приобретать электронные книги. Все привыкли скачивать пиратскими методами, не понимают, почему должны платить за то, что могут заполучить бесплатно. Однажды только читательница мне написала, просила дать ссылки, где купить мои книги в электронном виде, так как для нее было принципиально приобрести их официально.

О. Глуховская: Люди часто, признаваясь в любви к тому или иному писателю, предпочитают скачать пиратскую версию его книги, не понимая, какие огромные затраты времени и сил отнимает это «хобби». Ведь в Беларуси практически единичные авторы зарабатывают только литературой. Большая их часть занимается писательством в свободное время, и все затраты на поездки, работу в архивах — за собственный счет. И гонорары у нас практически символические. И я принципиально ни одной пиратской версии книги в интернете не прочитала. Очень хотелось бы, чтобы со стороны библиотек, книжных магазинов, СМИ шла просветительская работа по поводу того, что пользоваться работой писателей бесплатно — некрасиво. Нужна защита авторских прав, а наказывать за скачивание пиратского контента нужно в первую очередь не тех, кто его содержит, а тех, кто его потребляет.

Л. Рублевская: У меня к этому двойственное отношение... Белорусские литераторы всегда занимались просветительской деятельностью, особенно в том, что касается популяризации истории, воспитания национального сознания... А для этих целей нужен свободный доступ к соответствующим текстам.

О. Глуховская: Ну так на это есть добрая воля автора — выложить свой текст в сеть для бесплатного пользования.

А. Суша: Наша библиотека как государственное учреждение и юридическое лицо не может работать с нелегальным контентом. У нас есть законодательство об авторском праве и смежных правах, очень неплохо выстроено, одним из разработчиков его были мы. Другое дело, что невозможно автору или издателю отслеживать каждый случай незаконного использования интеллектуальной собственности. У иностранного читателя воспитано понимание, что любая работа — писателя, редактора, полиграфиста — должна оплачиваться, и аморально пользоваться ею бесплатно. Нашему читателю такого осознания немного не хватает. Да, есть у нас Национальный центр интеллектуальной собственности, там есть структура, которая занимается коллективным управлением авторскими правами. Но в целом эта сфера у нас слабо развита, и мало прецедентов успешной защиты авторских прав. И все же правовая культура населения растет, и востребованность в легальном доступе к информации — тоже.

О том, как меняются книжные магазины

Л. Рублевская: Мы неоднократно в прошлые годы обсуждали новые формы распространения книги. Говорили о книжном магазине-кофейне, клубе, концертном зале...

А. Суша: Интеграция «книжный магазин-читальня», «книжный магазин-кофейня» в условиях ковида не работает. Кафе сегодня в таком же тяжелом состоянии, как и книжные магазины.

О. Глуховская: В молодости мой любимый отдых был — зайти в Центральный книжный магазин, купить книгу, а потом в кафе по ту сторону проспекта пить кофе и читать. На мой взгляд, наши книжные магазины расположены в слишком маленьких помещениях, кроме магазина «Светоч» и единичных других, для того чтобы торговую площадь отдавать под кофейню и использовать другие модные тенденции.

А. Суша: Прошлый год больше изменил механизмы работы и для библиотек, и для книга — торговых организаций. Какие действенные? Индивидуализация работы с книгами. Целевая реклама. Кстати, реклама меняет пространство — сейчас в первую очередь это интернет. Реклама в городском пространстве остается, но главное — сеть, социальные сети. Больше присоединяются к продвижению книги издатели, книжные магазины.

О. Глуховская: Мы постоянно консультируем своих читателей, нашему мнению доверяют. Привлекает и полка книг с автографами: для читателя это приятный бонус. Возможно, через месяц запустим в тестовом режиме интернет-магазин «Академическая книга». Конечно, он не будет альтернативой существующим интернет-магазинам, скорее это электронная площадка, где можно ознакомиться с нашей продукцией, заказать ее и через электронный кошелек оплатить. Доставка курьером будет для крупных заказов, но и сейчас нашу продукцию можно приобрести по почте.

О книге на родном языке

Л. Рублевская: И еще одна перемена... Хочется верить, что начали больше читать белорусскоязычную литературу.

А. Суша: Языковая проблема существует, и она очень существенно влияет на книжный рынок Беларуси. Невозможно отрицать, что белорусскоязычная литература маловостребована в определенных сегментах общества. Она в мировом масштабе неконкурентоспособна по сравнению с русскоязычной или англоязычной. Почему тот же литовский книжный рынок развивается активнее? Потому что они не зависят от российского книжного рынка. В Беларуси, если перевести и издать на белорусском языке, например, Аристотеля — это не окупится. В Литве выдавать Аристотеля на литовском языке смысл есть, так как в любом учебном заведении его изучают на литовском. Более того, работа над переводом Аристотеля на литовский язык ведет к созданию научной школы по изучению его философии, а это способствует возникновению новых публикаций, новых конференций, новой профессиональной коммуникации, а не обычному подражанию зарубежных образцов. Белорусскому издателю трудно найти место, где с ним не будут конкурировать российские издания. Если мы зайдем в любой книжный магазин, увидим там в основном российскую книгу. Есть у нас и такая черта: отсутствие палитры зарубежной литературы, ведь мы получаем новинки через российский книжный рынок. Что там перевели, что к нам завезли — то у нас и есть. Многое из того, что создается в мире, до нас не доходит.

Л. Рублевская: Именно это в последнее время попытались исправить отдельные белорусские издательства, особенно частные, появился настоящий бум на перевод мировых бестселлеров на белорусский язык, и он нашел читательский отзыв.

О. Глуховская: Ситуация с изданием переводов художественной литературы на белорусский язык добавляет оптимизма, но мы еще очень далеки от того, что книга будет издаваться и продаваться у нас сразу на двух — русском и белорусском — языках одновременно. Огромное количество произведений мировой литературы еще не переведено на белорусский язык, и большая часть произведений на белорусском языке никогда не переводилась на русский.

Л. Рублевская: По крайней мере, Владимир Короткевич верил в то, что белорусы сберегут свои книги.

...Кнігі— сябры.

Іх кідаюць перш за ўсё.

Але ўсё ж Чалавек

Выходзіць пад бомбы ў дарогу,

Захапіўшы з сабой

Акрым шчоткі зубной

Багдановіча, Танка, Купалу,

І Коласа, й Панчанку,

І Эклезіяста,

І— ў сэрцы— бога.

Людмила Рублевская

Фото Яна Хведчина

Источник: Звязда

Название в газете: Беларуская кніга мусіць быць для нас прыярытэтам

Прочитано 4009 раз