Среда, 21 04 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Интервью с генеральным директором харьковского издательства "Фолио" Александром Красовицким

Интервью 24 каналу украинского телевидения. Источник pershi.com

Генеральный директор и основной владелец харьковского издательства "Фолио" Александр Красовицкий – не просто человек, который создал одно из самых успешных украинских издательств. Он один из тех, кто начал формировать книжный рынок в Украине и до сих пор активно над этим работает.

О том, чего сегодня не хватает книгоиздательскому бизнесу в Украине, каким в его представлении является интересный автор, и когда в Украине может появиться собственная Джоан Роулинг, Красовицкий рассказал в интервью сайту "24".

Книги в современном мире – это что такое?

То же, что и в мире более раннем. Их функция совершенно не изменилась. Это – главный носитель стабильных знаний. Ошибочно говорят, что книги – носитель информации. Носитель информации – это слишком суженная формулировка. Книги – именно носитель знаний, не преумаляя и не преувеличивая их значение.

Часть книжного рынка, которая в цивилизованных странах уменьшилась в связи с появлением интернета, это – словари и энциклопедии. Они, очевидно, носят именно чисто информационные функции. Все остальные сегменты рынка или немножко видоизменились, как, например, путеводители и альбомы живописи, или остались такими же, как художественная литература.

Независимо от формы – печатной или электронной?

Электронная книга – тоже книга. В любой цивилизованной стране, где принято производителю платить, а не воровать у него, это просто дополнительная часть рынка, по отношению к бумажной книге.

Если книги – это носитель знаний, то издательский бизнес – это что?

Это – интеллектуальный бизнес. Те, кто создают книги, являются интеллектуалами, те, кто их читает – или являются интеллектуалами, или хотят ими стать. Те, кто работают с книгами – это проводники между первыми и вторыми.

Соответственно, они тоже – интеллектуалы?

Не всегда. Один книжный спекулянт, когда мы начинали бизнес, мне говорил: "Честно скажу, у меня дома нет ни одной книжки. Но я в них очень хорошо разбираюсь, как в товаре".

Интеллектуальный бизнес отличается от любого другого?

Отличается.

Чем?

Он непредсказуем с точки зрения традиционных средств маркетинга. У него другие законы. Пример: Джоан Роулинг. Написала свой первый роман о Гарри Поттере, тыкалась по издательствам, издатели не брали его и говорили, что это не должно продаваться. Потом она пришла в одно издательство, где его взяли – и это вылилось миллионами и миллионами экземпляров. Если бы это был традиционный товар, такого не произошло бы. Первое же издательство взяло бы этот товар и заработало бы на нем деньги.

Второй пример – Андрей Курков. Прежде чем он состоялся как писатель в Украине, он состоялся как писатель в мире. Много лет он рассылал переведенные им самим отрывки из собственных произведений. В 500 мировых издательств. В 500! До появления интернета. И регулярно получал отказы. Например, одно из крупнейших английских издательств "Харвелл" написало ему ответное письмо: "Уважаемый господин Курков! Мы издаем только качественную литературу. Поэтому, к сожалению, Вам придется обратиться в другое издательство". Он продолжал обращаться. Пока, наконец, швейцарское издательство "Диогенес" не оценило его книги. Оно купило права, в том числе и на остальной мир. Его начали переиздавать в разных странах и спустя 10 или 12 лет издательство "Харвелл" перекупило права на издание тех же книг Куркова, на которое оно когда-то ответило отказом. Если бы это был какой-то другой товар, например – мебель, то я не представляю подобной ситуации.

Для Вас лично издательский бизнес – это что?

Учитывая, что я в нем уже 27 лет, то это больше половины вообще всего, чем я занят в своей жизни. Все время суток, за исключением сна в течение 27 лет – все посвящено этому делу.

Книги для удовольствия, а не по работе, читаете?

Те книги, которые по работе, читаю на планшете. А как читатель предпочитаю бумажный вид, и таким образом для себя это разграничил. Но это не означает, что те книги, которые я читаю по работе, не приносят мне удовольствия. Другое дело, что те книги, которые читаю на бумаге, точно интересны мне как читателю.

Постоянная работа с книгами развивает?

Безусловно. Я считаю, что образованный человек должен читать книги в соотношении 1:1 – художественные и нехудожественные. Кому-то из категории нон-фикшн нравятся книжки про устройство нашего мозга, кому-то – про то, как вести себя в приличном обществе. Мне, например, нравятся книги по истории, с большим количеством фактов. Все развиваются по-разному. Если читаешь такие книжки – ты развиваешься. Если читаешь художественные книжки – ты тоже развиваешься, потому что ты развиваешь собственную фантазию.

Когда говорят о том, что школьники стали меньше читать, это говорит о том, что к выходу из школы школьники становятся менее творческими людьми, чем были их предшественники.

Чем отличается Александр Красовицкий нынешний от Александра Красовицкого начинающего?

Первое отличие касается того, что я говорил о маркетинге. Абсолютная часть решений принимается издателями интуитивно. Исключением являются школьные учебники, женские романы, детективы и фантастика – те жанры, где можно построить длинную серию, или где есть объективный фактор, как школьная программа. Во всех остальных книгах есть много субъективного. Каждый раз, когда мы издаем книгу, надо придумать вид переплета, обложки, сорт бумаги, формат, кегль, еще какое-то количество менее значимых факторов. От всего этого зависит цена книги, ее внешний вид и то, на какую аудиторию она рассчитана. И сначала, нужно представить, кто является читателем этой книги по определению.

Так вот, когда мы начинали издавать книги, я точно не умел оценить, на кого направлена любая книга. Я-начинающий и я-нынешний отличаются, в первую очередь, этим пониманием: сначала надо придумать, кому продавать книгу, а потом уже – думать, как ее сделать. Нельзя сначала взять рукопись, а потом ее издать. "Фолио" сейчас практически не печатает книг, которых мы не заказали. Все, что мы издаем, – это продукт, созданный в диалоге издателя с автором.

Второе отличие?

Второе - прочитанное за жизнь количество книг влияет на мировоззрение. На тот момент мне не казалось, что принципиально важно, в какой стране я живу. С годами начинаешь анализировать действия политиков, внешнюю обстановку, культурные традиции, как это все влияет на каждый наш шаг. На самом деле - влияет очень сильно, но когда я этого не понимал.

Почему Вы выбрали именно книжный бизнес?

Случайное стечение обстоятельств. Родился в семье физиков, мои дедушка с бабушкой были химиками. Окончил химфак и свое будущее видел именно в химии. Но мое взросление совпало с крахом СССР, и было понятно, что с фундаментальной наукой в этой стране покончено навсегда. Это было очевидно в тот момент. Был дефицит на книжном рынке, появилась возможность и себе купить книги, и привезти для других. Постепенно мы открыли книготорговую фирму, которую я, еще учась в университете, переквалифицировал в издательскую, потому что мне казалось, что торговать чужими книгами всю жизнь не интересно, а делать свои - интересно.

Так захватил процесс?

Да.

Вы сейчас себя считаете успешным человеком?

Нет.

Почему?

Потому что быть успешным на неуспешном рынке - несложно. Вот когда у нас будет успешный рынок - стать на нем успешным будет интереснее.

Чего не хватает рынке для успешности?

Денег, читателей, понимания у государства роли библиотек. Понимания у государства, что отсутствие борьбы с пиратами убивает творческое начало в гражданах. И это - одна из главных причин, почему у нас деградирует вся культурная сфера. Создатель лишен возможности увидеть финансовый результат своего труда.

Вы больше создатель или бизнесмен?

Я не творец. Я - интеллектуальный бизнесмен.

Ваше издательство остается одним из самых успешных в нашей стране долгие годы...

Да, но на очень слабом рынке. Быть первым парнем на деревне легче, чем первым парнем в городе.

Покорять новые рынки не планируете?

Нет. Зачем? У нас очень дефицитный рынок - украинский. На нем еще столько всего надо сделать, чтобы его покорить! Лучше развить у нас свой рынок, сформировать его. Этим мы и отличаемся от других - наше издательство пытается формировать новые книжные ниши и развивать их.

В частности, в 1999 году мы были одними из тех, кто сформировал понятие "сучукрлит", которое начиналось с Жадана, Карпы и Сняданко. Мы были первыми, кто начал переводить качественную художественную литературу в середине 2000-х. Мы были первыми, кто возобновил после советского периода издания зарубежной классики в академических изданиях. После каждой такого нашего действия формировался некий сегмент рынка, на котором появлялись и другие участники. Вот это - интересно.

Какой сегмент Вы бы хотели сформировать сейчас?

Я даже конкретно скажу, какой сегмент буду формировать: переводы на украинский язык научной литературы по философии, экономике, социологии, политологии, культурологии, истории и науке. Этих книг нет. Во всем мире такой сегмент существует. Украина - вполне цивилизованное государство, соответственно, это та часть предложения, о которой не знает читатель. Как только появится предложение - появится и спрос.

Украинцы больше читатели или покупатели книг?

Читатели. Но точные цифры знают только пираты.

Как изменился украинский читатель за все годы Вашей работы?

Начало 1990-х - это ажиотажный спрос на чтение литературы, которая была недоступна много лет. Все поколения читали все то, что раньше было нельзя, перестали читать классику или современную литературу. Середина 1990-х - это чтение массовых жанров. В 2000-х - пришло время появления отечественной литературы и зарубежных бестселлеров. Сейчас украинский рынок еще более сконцентрированный на зарубежных бестселлерах, но по другой причине. Сейчас, когда сюда везут все меньше литературы из России, оказалось, что отечественной - нет. Потому что 25 лет мы были филиалом другого книжного рынка, у нас в стране не было своего книгоиздания.

В Украине сейчас может появиться своя Джоан Роулинг?

Без проблем. Разговоры о том, что украинец получит Нобелевскую премию, не имеют под собой никаких оснований. А Гарри Поттер у нас появится запросто - это массовая литература. Но пока у нас не появится много Гарри Поттеров, у нас не появится Лев Толстой.

Ваши личные предпочтения влияют на то, что выдает издательство?

Безусловно. Книжный рынок - субъективный.

Каким должен быть автор, чтобы Вам понравиться?

Самобытным. Он должен быть личностью. Он должен быть интересен не только своей рукописью, но и своей гражданской позицией. Своим культурным образом. Он может быть этнографически интересен. Есть разные авторы в Украине, в которых есть своя изюминка.

Если издательский бизнес занимает большую часть вашей жизни, то как Вы отдыхаете?

Сменой занятий. Любая поездка - отдых. Хотя, в основном, они происходят по работе, но это прекрасный отдых.

Каким достижением в Вашей жизни Вы гордитесь больше всего?

Детьми. У меня два сына.

Перевёл с украинского Анатолий Матвиенко

Прочитано 959 раз