Вторник, 21 11 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Белорусская писательница Ольга Громыко встретилась с читателями на ММКВЯ

  • Понедельник, 11 сентября 2017 00:11

Новую книгу ВБП (что, как известно всем ее поклонникам, значит «Великая Белорская писательница») пока не представила, но намекнула, что пост в ее ЖЖ от 1 апреля был не розыгрышем.

Как всегда в случае с Ольгой, ее читателям оказалось мало представленного места, и около стенда Альфа-книги собралась толпа почитателей, жаждущих ответов на все вопросы и автографов на уже много раз перечитанные книги.

Ольга провела встречу в привычной для нее веселой атмосфере: рассказала печальную историю о дроздах – о том, как ей предлагали экранизировать ее книги и что из этого вышло, вернее, не вышло ничего. «Поэтому, чем иметь плохие экранизации, лучше пусть эталоном остаются книги», – говорит писательница.

Извечный вопрос о том, откуда черпается вдохновение, в этот раз был зазвучал по-новому: «Как рождаются ваши миры, ведь у вас они такие разные»

«Как мне кажется, писателя без шизы не бывает, – отвечает Ольга. – Мои миры приходят либо сами, либо рождаются в муках по нескольку дней или даже недель».
– Любите ли вы убивать своих героев?
– Я люблю их пугать. А если серьезно, то убивать героев мне жалко. Я сама не перечитываю книги, в которых погибают персонажи, а мне хочется, чтобы мои книги люди перечитывали, хотя сама я этого никогда не делаю. Это к вопросу о том, почему не будет продолжения «Года крысы» – потому что я уже не помню, о чем там. Героев своих мне жалко, даже вот последний раз я долго думала, что если в одной из повестей убью персонажа, то это будет ну очень сильно, но в итоге меня все мои друзья попросили оставить его жить, и я подчинилась. Даже самой как-то легче стало.
– В вашей последней серии космической фантастики было описано множество инопланетных рас. Задумывались ли вы о том, что они своими менталитетами и особенностями напоминают народы планеты Земля?
– Нет, никогда не задумывалась. С конкретных народов писались две расы – это авшуры (с евреев) и шоарцы (с китайцев), остальные придумывались в соответствии с моими знаниями о микробиологии, потому что природа все создала до меня, я лишь немного экспериментирую. Но, возможно, работают какие-то архетипы и инфополе, от этого ведь никуда не денешься.
Вполне закономерным был вопрос о том, почему, написав книгу о крысах, Ольга не пишет о котах, которых у нее четыре штуки, на что она пояснила: «Я люблю писать о том, о чем еще не писали, а о котах написано столько всего, что ничего нового я не скажу. Когда я писала о Вольхе, подобных историй и персонажей еще не было. Это сейчас их полно. Потом я ушла в космическую фантастику, потому что о подобных персонажах писалось когда-то в советское время, но почему-то давно ушло. Сейчас, смотрю, за мной уже тоже шлейф потянулся. Вот теперь ищу, куда бы снова уйти…»

На вопрос о возрасте аудитории Ольга ответила так: «Я пишу в первую очередь для себя, а поэтому взрослею я – взрослеет и моя аудитория. Сейчас, если открыть книги для подростков, то понятно, что я так писать уже не могу, а потому моя аудитория, видимо, уже повзрослела, лет от 25-30, потому что я всегда пишу то, что было бы интересно читать мне».
Любимые персонажи у Ольги меняются из книги в книгу, особенно если повествование ведется от третьего лица: «Если пишу от первого лица, то люблю именно этого персонажа, такими были Вольха и Шелена в Белорском цикле. В «Цветке камалейника» моим альтер эго был Архайн, в «Годе крысы» Альк, говорят, он у меня особенно удался. В космическом цикле – сначала был Дэн, потом Стас, сейчас вот Кей… Но вы его пока не знаете…»

Вспомнив свой последний сборник рассказов, Ольга удивилась, что за всю свою писательскую карьеру, после 15 опубликованных книг и нескольких премий на фестивалях фантастики, литературные критики заметили ее только недавно, после выхода последнего сборника рассказов, в котором была повесть «Котик».

«Удивительно, как сейчас ценится чернуха. Такие тексты писать намного проще, чем юмористические и легкие. Что тут сложного – размазывать слезы по странице, хотя я сама над этим текстом не проронила ни слезинки. Я закалена крысами. У меня было много крыс, а они живут недолго, поэтому на своих нынешних котов я смотрю как на крыс-долгожителей и удивляюсь: ой, что, еще жив? Поэтому меня этот текст не так чтобы сильно тронул, хотя я понимаю, что он сильный. Я могу писать такие тексты, но хочется мне писать и подобное, и легкое и смешное, чтобы читатель, немного задумавшись над текстом в одном месте, отдохнул и посмеялся в другом, а шутки и смешные реплики и ситуации придумывать намного сложнее».

– А хотели ли бы вы с кем-нибудь поработать? С Аристотелем, с Прустом?
– С Толстым. Львом. Вот у него объемы были! Мы бы с ним подружились! Но, если говорить серьезно, то работать ни с кем в паре я больше не хочу. Был интересный, но сложный опыт соавторства с Андреем Улановым, за которым я переписывала добрую половину его части книги, поэтому мне легче работать одной.

О своих новых проектах Ольга рассказывать не любит, потому что, как правило, они потом ей становятся либо не интересными, либо вовсе срываются. Постоянный читатель об этом знает и уже, как в случае и с Джорджем Мартином, лишних вопросов не задает, но, тем не менее, надеется, что следующая книга выйдет хотя бы к концу этого года. На что «тонкие намеки» сделали и автор, и представители издательства.


Ольга Громыко, автографсессия

Татяна Шипилова

Источник: godliteratury.ru

Прочитано 1407 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии